Реклама


Всё о нашей свадьбе. Встречают по одежке.

НевестаКак устроить свадьбу я рассказала здесь, а теперь некоторые подробности...

Встречают по одежке.

— Когда в нашей волшебной мастерской мы положили последний стежок на это платье, самая главная мастерица заплакала от умиления. Работа остановилась. День объявили праздничным. Такие удачи бывают раз в сто лет. Счастливое платье, благословенное платье, утешительное платье, вечернее платье. [...]

—Удивительный случай, — говорит фея, разглядывая Золушку, — мне нечего сказать! Нигде не морщит, нигде не собирается в складки, линия есть, удивительный случай! Нравится тебе твое новое платье?

Евгений Шварц.

Свадебными салонами усыпан весь город, а я всегда знала, что платье буду придумывать сама, и шить на заказ. Просто потому, что это моя свадьба и это должно быть мое платье. Тем более, что россыпи камней и стекол на нынешних моделях просто приводят в ужас.
Я думала и рисовала несколько дней, и вот, в один прекрасный момент, когда мои студенты сдавали письменный экзамен, оно нарисовалось! Оставалось только найти фею.

Фея нашлась в самом неожиданном месте — на Ипподроме*.

В одном из ее журналов я нашла похожую модель, сфотографировала, распечатала, дорисовала и вручила. Сняли мерки, договорились о цене. Потом последовало несколько безуспешных поездок на поиски подходящего материала. Остановилась я все же на том, что предложила фея, по имени Лилиана. Иногда стоит довериться профессионалам, оказалось не так дорого, и шилось легко, и выглядело неплохо. Месяц, две примерки, и платье у меня, а вместе с ним и ридикюль, и митенки, и фата. Вышло дешевле, чем в салонах, учитывая пофигурность и собственность. В этом платье я носилась два дня, совершенно не беспокоясь о его сохранности, я специально сделала его таким, чтоб было максимально удобно танцевать, т.е. без шлейфа и прочих неудобств, т.к. мне очень хотелось красивого вальса.

Сложнее было с обувью. Не поверите, я объездила все базары, мы обошли кучу обувных бутиков, и нигде, просто нигде нет белых туфель с классическим носом на высоком каблуке и без украшений. В продаже много белой обуви, но вся она увешана металлом или стеклом, в большинстве носы длиннющие как у тапок старика Хоттабыча, каблуки 4-6 см. Или босоножки, точно такие же. В босоножках, говорят, плохая примета, да и ладно бы, если б были, так ведь просто нет.

Нашла я волшебные турецкие туфельки на алайском. Маленькие, 10 см каблук, перламутрово-белые, чистенькие, носик просто чудесный, такие красивые, просто мечта! Одела, походила в магазине минут 5, удобная колодка, все в порядке. Так обрадовалась! Правда, ножки у меня разные чуточку, один всегда жмет, но это обычно быстро разнашивается. Цена на них была 150 000. Купила за 135. Пришла домой, надела разнашивать. Смотрю, что-то не так, дело оказалось не в ножках, а в туфельках — они оказались разного размера — один 35, второй — 36! Какая боль, какая боль... Пришлось вернуть.

Впрочем, потом я нашла такие удобные и красивые кожаные босоножки, выполненные под туфли, что даже девятого, в субботу, после семнадцати часов гуляний и танцев в них, вполне нормально себя чувствовала. И теперь могу смело ходить в них хоть каждый день.

О том, как одевали-обували жениха рассказывать не буду, т.к. дело было без меня.

* В Ташкенте так называют самый большой базар, который находится около настоящего ипподрома.

Leave a Reply